Журнал «Трамвай» 1.1990 Пилотный выпуск


В 1990—1995 годах тиражом 2 118 500 экземпляров, выходил журнал, ставший любимым для целого поколения детей, а также, благодаря своей уникальности, для их родителей. Главный редактор — Тим Собакин, он же Тихон Хоботов, Савелий Пингвиньев, Ника Босмит и другие. А вообще-то — Андрей Викторович Иванов.

Несмотря на относительно большой тираж, журнал был редкостью и достать его было довольно сложно. Множество произведений и авторов, негласно запрещённых в Советском Союзе, впервые публиковались на страницах «Трамвая». Как следствие, журнал получился очень оригинальным для своего времени.

На страницах журнала поднималось много совсем не детских вопросов, но благодаря детскому, иногда абстрактному взгляду на вещи, он никогда не был скучным. Многие истории заставляли взглянуть на известные вещи с новой точки зрения, иногда идущей вразрез с общепринятой.

От себя отмечу, что да, в детстве я имел счастье читать все номера этого журнала. Но только куда-то они все делись потом… Помню только, что зачитывался я этим журналом не на шутку, а читать мне в те времена было сложновато, в силу моего тогдашнего возраста.

Начинаю публиковать электронные версии этого журнала.

Читать номер, PDF

Журнал»Трамвай» №90-01

Каждое утро, вставая с мягкой постели,
умываясь душистым мылом, надевая красивую
одежду, выпивая компот, заедая его вкусной кашей,
а затем забавляясь в компанию любимых игрушек,
ЗНАЕШЬ ЛИ ТЫ о том, что Марина и сотни тысяч ее
сверстников живут в детских домах? Постель там не
такая мягкая, и каша не такая вкусная, и одежда
старенькая, и игрушек не хватает. Но главное — не
у всех есть родители. А у кого есть, то
воспитывали ребят так плохо, что государство
лишило их права быть родителями.

А еще тысячи ребят в это время лежат в
больницах или находятся в специальных
интернатах. Им очень плохо. Кто-то из них никогда
не выздоровеет и останется инвалидом.

А еще многие ребята живут в городах, где
на улицах вместо чистого воздуха — дым. Это дымят
заводы и фабрики. Дымят день и ночь. И поэтому
дети там часто болеют.

Как же помочь им всем?

Два года назад в нашей была создана
новая организация: Советский детский фонд имени
В. И. Ленина. Его главное дело — забота детей.

Детский фонд предложил: пускай
дети-сироты живут в семье, а не в детском доме.
Пускай другие мамы и папы возьмут их в свой дом и
воспитывают, как своих детей. И любят их. Семья, в
которой живут сироты, называется семьей Детского
фонда, Здесь у детей появляются приемные
родители, названые братья и сестры. Но главное —
это дом, где есть свои семейные праздники и
добрые традиции. Поэтому ребята чувствуют себя
более защищенными, лучше учатся, меньше болеют…

В Среднюю Азию и Казахстан, где дети
болеют чаще всего, Детский фонд уже третье лето
подряд посылает лучших врачей. Это — медицинский
десант. И врачи уже вылечили тысячи ребят, сотни
спасли от смерти! Детский фонд приходит в
больницы, приносит детям подарки и лекарства,
строит для больных ребят сказочные игровые
городки. Только выздоравливайте скорее!

А в те города, где на улицах дымно и
грязно, Детский фонд направляет своих
представителей, чтобы они боролись против
загрязнения воздуха, воды и земли.

Недавно Детский фонд образовал
Ассоциацию, куда вошли лучшие писатели, ученые,
художники, которые будут помогать юным талантам.
А еще Фонд мечтает открыть Детскую академию
искусств. В ней будут учиться юные музыканты,
поэты, художники…

А еще создается Всесоюзная фирма
«Игрушка».

А еще планируется открыть фирму детской
одежды.

А еще… в общем, очень много дел.

И делают их не только взрослые, но и дети
— помощники Детского фонда. Они устраивают
школьные ярмарки, веселые концерты в детских
домах, они дружат со своими ровесниками, которые
прикованы к постели в больницах, они помогают
всем ребятам, нуждающимся в заботе настоящих
друзей.

ПОДЕЛИСЬ И ТЫ СВОЕЙ ДОБРОТОЙ!

В твоих руках — новый журнал «ТРАМВАЙ». На его
страницах ты прочтешь веселые истории, стихи и
сказки, познакомишься с жизнью своих
сверстников, узнаешь о многих интересных вещах,
поиграешь в занимательные игры и даже сам
сможешь что-нибудь смастерить… Наверное, ты уже
догадался, кто придумал и напечатал этот новый
журнал!

СОВЕТСКИЙ ДЕТСКИЙ ФОНД имени В. И. ЛЕНИНА

Т. Пономарева

Случай на болоте

Один человек ходил на болото дразнить
Цаплю. Он то стоял на одной ноге, то кидал в Цаплю
ветками, то обзывал ее.

Цапля долго терпела, но в конце концов не
выдержала и улетела. Человек пошел ее искать, но
заблудился и сам застрял в большом болоте. Дул
ветер, было холодно. Приходилось по очереди
поднимать то одну, то другую ногу, выкручивать
носки и выливать воду и ботинок.

А тут еще к болоту подошла неизвестная
вредная тетка. Она сразу стала дразниться,
показывать, как человек дрожит от холода. Да еще
бросила в него бумажный фантик.

Человек долго терпел, но в конце концов
не выдержал и позвал маму. Мама пришла и помогла
ему выбраться из болота. А за теткой пришла
бабушка и сказала: «Гуляешь, а уроки не выучила!»

Цапля тоже вернулась, но стояла одна. За
ней никто не пришел, потому что все у нее были на
работе.

 

Григорий Остер

Вредные советы

* * *

Когда состаришься, ходи

По улице пешком.

Не лезь в трамваи — все равно

Стоять придется там.

И нынче мало дураков,

Чтоб место уступать,

А к тем далеким временам

Не станет их совсем.

* * *

Если друг твой самый лучший

Поскользнулся и упал,

Покажи на друга пальцем

И хватайся за живот.

Пусть он видит, лежа в луже,

Ты ничуть не огорчен —

Настоящий друг не любит

Огорчать своих друзей.

* * *

Потерявшийся ребенок

Должен помнить, что его

Отведут домой, как только

Назовет он адрес свой.

Надо действовать умнее,

Говорите: «Я живу

Возле пальмы с обезьяной

На Гавайских островах».

Потерявшийся ребенок,

Если он не дурачок,

Не упустит верный случай

В дальних странах побывать!

Михаил Першин

Крылья и плавники

Если бы крылья звались плавниками,

а плавники, наоборот, — крыльями,

птицы все равно бы парили над нами,

а рыбы — в воде жили бы.

И все отличе было бы в том,

что мы бы тогда говорили:

«Какой здоровый летает сом!»

и — «Вон вороны поплыли!..»

 

 

 Андрей Усачёв

Стая и стадо

Чем отличается стадо от стаи?

Стадо пасется. А стая летает.

Стая гусей улетает на юг.

А стадо гусей ковыляет на луг.

В этом – отличие стаи от стада.

Это запомнить как следует надо!

 

Андрей Минералов

Лошадь

Ночь была звездная, морозная. Трамвай
катился потихоньку вперед и что-то мурлыкал себе
под нос. В этом переулке трамваи никогда не
ходили, потому что там не было ни трамвайных
путей, ни проводов. Но это был особый случай и
особый Трамвай. Он сошел с рельсов и катился себе
куда глаза глядят, беззаботно помахивая рожками.
Имеет право Трамвай сойти с рельсов — ну хотя бы
раз в год, когда пассажиры уж развезены по своим
домам и по гостям, зажжены новогодние елки и
только что пробило двенадцать часов? По-моему, да.
А уж раз в год — обязательно.

Итак, в переулке было пусто, в небесах —
торжественно и чудно, и настроение у Трамвая было
одновременно веселое и грустное. И тут он увидел
лошадь.

— Здравствуйте,— сказала она. — Вы меня
узнаете?

— Сколько лет, сколько зим! — воскликнул
Трамвай и радостно прозвенел в знак приветствия.
— Сто лет не видались. А помните, как мы с вами
были неразлучны когда-то? Куда вы, туда и я.

— Давно это было,— согласилась Лошадь.—
Еще ни метро, ни автобусов не было. А конка уже
была.

— Славное было время! Теперь-то я езжу на
электричестве, а что в нем хорошего? Только рога
от него чешутся и в животе гудит. Честное слово, я
ужасно рад нашей встрече, уважаемая Лошадь.
Позвольте мне поздравить вас с Новым годом! Тем
более, что этот год — ваш.

— Мой? — удивилась Лошадь.

— Ну конечно! По восточному календарю,
который сейчас в моде, наступивший год
называется годом Лошади. Разве вы не слыхали?

— Ах, да… А предыдущий назывался,
кажется, годом Змеи. Довольно странно было
поставить нас рядом. Ведь мы, кажется, никогда не
испытывали особой симпатии друг к другу.
Например, Медный всадник… я имею в виду — Петр
Первый…

— Что — Петр Первый?

— Мне казалось, он мог бы это
подтвердить,— объяснила Лошадь.— Стоит об этом
поразмыслить на досуге.

— Охотно поразмыслю, но не сейчас.
Голова, знаете ли, какая-то пустая. Да и устал.

Целый день возить в себе такую ораву
пассажиров — вы не можете себе представить, что
это такое.

— Почему же не могу? Отлично
представляю,— сказала Лошадь.

— Но я подчеркиваю: возить в себе! То
есть внутри себя. Конечно, лошади тоже возят
людей — на себе, но еще ни одна лошадь в мире не
возила людей внутри себя. А это совсем не одно и
то же.

— Боюсь, что вы ошибаетесь,— осторожно
возразила Лошадь.— Был один такой конь, который
возил именно внутри себя — и, как вы это
называете, целую ораву.

— Вы ставите меня в тупик, дорогая
Лошадь. С трамвайной точки зрения,
грузоподъемность равна числу сидячих мест плюс
число стоячих, а отсюда логически следует…

— Так то с трамвайной точки зрения,—
перебила Лошадь. А если с волшебной точки зрения:
чему равна грузоподъемность Конька-горбунка?

— Один Иванушка,— догадался Трамвай.

— А грузоподъемность Большого театра?

— Погодите, дайте сообразить… Знаю:
четыре коня, колесница и Аполлон.

— Вы делаете успехи, мой милый Трамвай.
Видно, электричество не успело оказать на вас
свое пагубное влияние.

— Вы несправедливы к электричеству,—
сказал Трамвай.— С его помощью люди научились
ездить без лошади, варить кашу без дров,
подметать без веника, перемножать большие числа
и передавать мысли на расстояние.

— Но зато они разучились запрягать,
взнуздывать, седлать, петь ямщицкие песни,
скакать галопом, умыкать прекрасных девушек и
пасти лошадей у ночного костра.

— Вы думаете, они опомнятся?— спросил
Трамвай.

— Поживем — увидим,— сказала Лошадь и
исчезла.

 

 

Аполлон — один из древнейших
богов Греции, сын Зевса. Со временем бог Солнца
становится покровителем искусств: поэзии и
музыки. Поэтому на фронтоне Большого театра —
бронзовый Аполлон с лирой в руках.

Троянский конь

Девять лет войско древних греков
осаждало город Трою. Но безуспешно! И тогда греки
пошли на хитрость. Перед воротами Трои они
соорудили огромного деревянного коня, внутри
которого спрятались их лучшие воины. Остальные
же подожгли свой лагерь и сделали вид, что
отступили.

Обрадованные троянцы, увидев
диковинного коня, не задумываясь втащили его в
город. Ночью, когда все уснули, греческие воины
выбрались из коня, перебили часовых и открыли
ворота осаждавшим.

Так рассказывается о падении Трои в
поэме Гомера «Илиада».

откатные ворота

У вас есть конь?

Нет? Тогда – за дело!

Вам понадобится: синтетическая веревка,
разноцветные кусочки кожи, любой универсальный
клей, катушка ниток.

Но сначала надо научиться вить канатик.
А делается это так: сложим вместе 8 синтетических
веревочек длиной примерно по 1 метру, слегка
скрутим получившийся пучок и захлестнем его за
какой-нибудь вертикальный стержень. Начинаем
скручивать оба конца пучка в одном направлении
(например, по часовой стрелке).

Затем оба конца получившегося жгута
заплетаем друг за друга, стараясь свивать потуже.
Вот и получился канатик! Зафиксируем его концы,
обвязав их любой веревочкой…

Для дальнейшей работы нам понадобятся
три отрезка канатика: два по 15 см (это ноги коня) и
один — 23 см (туловище с хвостом и головой).

Из маленьких кусочков разноцветной кожи
вырежем: 1 — 4 (копыта); 5 (хвост); 6, 7, 10 (уздечка); 8
(туловище); 9 (поводья); 11 (седло); 12 (глаза).

Места, где будут приклеены полоски кожи,
нужно крепко обмотать нитками, промазать клеем,
дать ему высохнуть и только после этого
приклеивать кожу.

Из двух кусков канатика получаются все
четыре ноги. Делать их надо так: сначала на
канатик приклеиваются копыта, и только потом он
обрезается лезвием вдоль кромок кожи.

Туловище: один конец заготовки — хвост
(длиной 5 см). Его отделяет от основного туловища
кожаное кольцо. Отложив 10 см от этого кольца,
расплетаем оставшийся канатик, пригибаем
расплетенные волокна и обматываем их нитками —
это голова будущего коня.

Поверх ниток приклеиваем уздечку.

ТЕПЕРЬ СБОРКА!

Свяжем ниткой ноги и туловище, промажем
клеем и дадим высохнуть. Затем приклеиваем на это
место кожаное кольцо.

В последнюю очередь приклеиваются
глаза, поводья и седло (см. первую картинку).

Конь готов. Осталось подстричь хвост,
гриву и… придумать имя!

 

Увидев нашу Землю из космоса,
инопланетяне, наверное, назвали бы ее планета
Вода. Потому что моря и океаны занимают 2/3 ее
поверхности. И только 1/3 приходится на сушу.

Если бы все люди расселились
равномерно по поверхности суши, то каждому
человеку достался бы прямоугольный участок
всего 100 на 300 метров. Другими словами, средняя
плотность населения на Земном шаре – 34 человека
на один квадратный километр.

Но число людей постоянно
увеличивается, причем все быстрее и быстрее.

Вот как нас окажется много на этом
маленьком Земном шаре! Но и тогда нам не будет
тесно, если уже сегодня все люди в мире станут
добрыми друзьями.

 

Помоги индейцам

 

Пираты преследуют индейца, который спрятался
от них. Он не знает, что его товарищи рядом в чаще.
Если ты найдешь остальных девятерых индейцев, то
поможешь им объединиться и победить пиратов.

 

Борис Агатов

Никто из нас не свалился с Луны

В средние века всякий рыцарь, желавший
вступить в рыцарский союз (или орден) должен был
доказать свое дворянское происхождение.
Доказательством служило рыцарское родословное
древо. А рисовалось оно так. Внизу ствола — герб
рыцаря; далее ствол делился на две главные ветви:
справа рисовался герб отца, а слева — герб
матери. Каждая из этих ветвей тоже делилась на
две меньшие ветви, на которых помещались гербы
деда и бабки с отцовской и материнской сторон. И
так далее.

Можешь ли ты назватоь имя своей
прабабушки? А откуда она родом? Не знаешь? Очень
жаль. Ведь никто из нас не свалился с Луны. Все мы
– ветви и листья огромного и переплетенного
общечеловеческого дерева.

Не обязательно быть рыцарем и обладать
гербом, чтобы нарисовать свое родословие.
Расспроси своих родителей, бабушек и дедушек и
постарайся продлить ветви родства как можно
дальше в прошлое. Ты получишь примерно такое
древо.

Между прочим, выясняется интересная
вещь. У каждого человека два родителя — мать и
отец, а вот бабушек и дедушек уже вдвое больше —
четверо. Прабабушек и прадедушек еще вдвое —
восемь, а тех, что прапра… — 16. И так далее. Вот
сколько у человека предков. И каждому из них
Денис обязан своей жизнью. Вот не было бы на
свете, например, прапрабабушки Каролины (найди ее
на рисунке!), не родился бы прадедушка Вадим, а без
прадедушки Вадима не появилась бы Денисова
бабушка Вера, а без бабушки Веры не было бы на
свете и Денисова отца. То-то!

Ау, прапрабабушка Каролина! Как это
получилось, что ты встретилась именно с
прапрадедушкой Николаем, а не с кем-нибудь
другим? Достаточно было тебе пойти в другие гости
или просто свернуть где-нибудь не налево, а
направо — и все бы пошло совсем по-другому. И
Денис никогда бы не родился. Родились бы другие
дети, но не было бы в мире вот этого единственного
и неповторимого Дениса. Вот ведь какое чудо!

Славная вещь — родословное древо! Но
если присмотреться к нему, можно заметить одну
несообразность. Получается, будто из Дениса
вырастают мама с папой, а из них — бабушки и
дедушки. Странная получается картина. Как же
исправить эту странность?

Очень просто. Перевернем рисунок вверх
ногами. Тогда дерево превратится в корень — в
большой разветвленный корень, из которого и
вырос Денис.

Так что правильнее говорить о
«родословном корне», когда речь идет о предках. А
если мы говорим о потомках какого-нибудь
человека, тогда это действительно — родословное
древо. Тут уж мы рисуем столько ветвей, сколько у
этого человека детей, а каждая ветвь
разветвляется на меньшие ветви — это будут
внуки, а дальше — правнуки… Для каждого человека
можно нарисовать и его родословный корень, и
родословное древо, если мы только знаем его
предков и потомков. Даже у Дениса, если
пофантазировать немножко.

А теперь взгляните на страницу 18, где
изображено родословное древо Рюрика, первого
князя русского, от которого пошли все Рюриковичи
— и князья, и цари. Вместе с братьями Синеусом и
Трувором он был призван на Русь в 862 году. Сыном
его был Игорь, внуком — Святослав, а правнук его
Владимир в 988 году (тысячу лет назад!) крестил
киевлян в христианскую веру. У Владимира было 12
сыновей, но лишь две ветви из этих двенадцати
оказались плодовитыми: ветвь Изяслава, князя
Полоцкого (Изяславичи), и ветвь Ярослава,
великого князя киевского (Ярославичи).

Человеку нужно знать и чтить своих
предков. Это дань благодарности, дань памяти.
Никто из нас не свалился с луны. Все мы — ветви и
листья огромного и переплетенного
общечеловеческого дерева.

Может статься, у вас просто нет
возможности глубоко исследовать свою
родословную. Судьбы у всех разные. Иной человек
рано остался без родителей; у другого отец
покинул семью и уехал в другой город. Но если вы
даже остались одни на свете, все равно вы — часть
Чудесного Древа. И, может быть, станете
родоначальником мощной и славной ветви. Внуки
еще будут хвастаться таким предком!

Александр Сергеевич Пушкин гордился,
что может проследить историю своего рода на
шестьсот лет назад. Его предок по отцовской линии
Ратша (Рача) в 1198 году уже служил киевскому князю.

А его предок по материнской линии —
Абрам Петрович Ганнибал — был африканцем, еще
мальчиком случайно попавшим в Россию. Он
сделался любимцем Петра Первого, дослужился до
звания генерал-аншефа. На гербе Ганнибалов
красовался африканский слон, на слоне подушка, а
на подушке — корона!..

Кстати, есть еще один удобный способ
изображать свой родословный корень — в виде
кругового плана. Посмотрим на корень сверху.
Тогда его сердцевина окажется посередине, а
мелкие корешки будут расходиться в стороны:
вправо — отцовские корни, влево — материнские.
Итак, прочертим несколько концентрических
кругов тонкими линиями. Внутренний круг будет
«родительский», следующий — «дедово-бабушкин»,
потом «прадедово-прабабушкин» и так далее. По
этой канве жирно прочертим линии родства.

Вот и получилось вам первое задание:
построить чертеж своей родословной, заполнив его
именами, фамилиями, датами и местами рождения
своих предков.

Более того, мы объявляем конкурс «Твое
родословие».

Победителями станут ребята, которым
удастся как можно больше узнать о своих древних
предках и к тому же правильно изобразить
родословный корень или чертеж. Не забудьте еще
кратко рассказать, как вы об этом узнавали. Будет
трудно — зовите на помощь маму, папу, бабушку,
дедушку…



О. Кургузов

Солнце на потолке

Люблю греться на солнышке. Сядешь во
дворе на скамейку и греешься. Можно еще в лес
пойти или на пляж. Везде — солнце!

Это летом так хорошо. А зимой на пляже не
согреешься. И в лесу снега полным-полно. Увязнешь
по горлышко и… И привет!

Зимой я греюсь на солнышке дома. Жаль
только, что стены мешают солнцу осветить комнату
целиком. Вот луч и прорывается сквозь окно, греет
комнату по кусочкам. Сначала кресло, потом пол,
потом шкаф. И я догоняю солнечный луч: сижу то в
кресле, то на полу, то на шкафу.

И вдруг луч ложится на стену. Как же
быть?! Ведь так хочется погреться на солнышке…

— Эх!

И я забираюсь на стену.

Там тепло-тепло, даже спать хочется. Я засыпаю и
не слышу, как в комнату входит мама.

— Ты зачем на стену забрался?!— спрашивает она.

— На солнышке греюсь,— говорю я, открывая глаза.

— Солнце уже на потолке,— говорит мама.

И правда: пока я лежал на стене, солнце на потолок
убежало.

— В новой рубашке на потолок не лезь,— строго
говорит мама.— Перепачкаешься в побелке.

— Ладно,— соглашаюсь я. И надеваю старую рубаху.

Вы когда-нибудь рисовали на
асфальте! И на заборах писали! А на стеклах
пробовали!.. Правильно — лучше не надо, потому что
отмывается плохо.

Но на стеклах нашего «Трамвая» — можно. И даже на
боках. Пишите и рисуйте, что захотите. Главное,
чтобы это было интересно и необычно. А места всем
хватит!

Есть люди, которые очень любят «городить
чепуху». Да еще в стихах! Такие стихи даже
называются по-особенному — Лимерики

В них всего пять строчек. Причем к первой
строчке можно задать вопросы «КТО?» и «ОТКУДА?»;
ко второй строчке обычно подходит вопрос «КАКОЙ?
КАКАЯ?»; к двум следующим — «ЧТО ПРОИЗОШЛО?»; и,
наконец, к последней строчке — «ЧЕМ
ЗАКОНЧИЛОСЬ?»

А вот происходит-то в лимериках как раз
что-нибудь нелепое и смешное, в общем — чепуха, да
и только!

Кстати, откуда появилось название этих
стихов? В Ирландии есть город Лимерик (Limerick). Там
такие стихи и по сей день можно услышать чуть ли
не на каждом углу. Вот оттуда, полагают, все и
началось…

А сейчас прочитайте лимерики,
которые давным-давно еще придумал известный
любитель веселой чепухи — Эдвард Лир.

Эдвард Лир

 

Жила-была дама приятная,

На вид совершенно квадратная.

Кто бы с ней ни встречался,

От души восхищался:

«До чего ж эта дама приятная!»

Жил один джентльмен в Девоншире,Он распахивал окна пошире

И кричал: «Господа!

Трумбаду-трумбада!» —

Ободряя людей в Девоншире.

Жил мальчик вблизи Фермопил,

Который так громко вопил,

Что глохли все тетки,

И дохли селедки,

И сыпалась пыль со стропил.

Один старикашка с косоюГонялся полдня за осою.

Но в четвертом часу

Потерял он косу

И был крепко укушен осою.

Жил-был старичок у причала

Которого жизнь удручала.

Ему дали салату

и сыграли сонату —

И немного ему полегчало.

Жил-был человек в
Амстердаме,

Не чистивший шляпу годами.

Он в ней невзначай

Заваривал чай

И в ней же гулял в Амстердаме.

 

Волки и овцы

На поляне гуляли две овцы. Вдруг
приходят два волка и говорят:

— Уходите отсюда! Это наша поляна.

— Нет, наша,— отвечают овцы.— Не уйдем.

— Ну, тогда мы вас съедим.

— Это мы еще посмотрим,— говорят овцы,—
кто кого съест.

— Ах, так?— удивились волки.— Тогда
давайте играть! Разделим квадратную поляну на 16
клеток и встанем по ее углам. Вот так:

— А дальше что? — спрашивают овцы.

— Будем ходить по очереди: то волк, то
овца, то волк, то овца… Причем каждый из нас может
передвигаться только на соседнюю клетку, вперед,
назад, влево или вправо — в общем, на одну клетку
по вертикали или по горизонтали (показано
тонкими стрелками).

Но если овца вдруг зазевается и окажется
на какой-нибудь соседней клетке по ДИАГОНАЛИ, то
волк очередным ходом может съесть ее! Тогда он
становится на клетку, где была овца, а та, уходит с
поляны (показано тол-1 стой и пунктирной
стрелками).

— А если волк зазевается? — спросили
овцы.

— Тогда уж овца может съесть волка. Если
захочет, конечно… Кто в конце концов на поляне
останется, тот и выиграл. Ну как, согласны?

— Согласны! — обрадовались овцы.— Чей
ход первый?

— Наш, конечно же,— ухмыльнулись
волки.— Не забудьте: ходим в любом направлении по
горизонтали и по вертикали, а едим — только по
диагонали…

И один из волков сделал первый ход. Одна
из овец подумала-подумала и сделала ответный. Кто
же выиграет и останется на поляне — ВОЛКИ ИЛИ
ОВЦЫ?

Играть можно с кем-нибудь вдвоем или
даже с самим собой. Удастся ли вам догадаться, как
должны вести себя овцы, чтобы прогнать волков с
поляны! Если догадаетесь, то обязательно
расскажите нам. Но только не торопитесь —
подумайте хорошенько!

Тим. Собакин

Да здравствуют сиреневые облака, или История
мировой сенсации

(фантастическая сказка)

 

 

 

Смеркалось.

Коля пил на кухне чай с абрикосовым вареньем,
когда в окно влетела черно-белая медведица.

— Меня Пандой зовут, — представилась
она.— Проживаю в густых бамбуковых зарослях
Тибета.

— Рад познакомиться,— сказал Коля, протягивая
блюдце, с вареньем.— Куда путь держите?

— На Луну лечу. Да вот, кажется, .заплутала
немного.

— На Луну?! — Коле тоже захотелось пошутить. — А я
благородный олень из Южной Сибири. Звать

Маралом. Рога вот имеются.

— От рогов толку мало. Только за ветки
цепляются.— Панда вылизала блюдце. — Компанию не
хотите составить? — Скучно как-то одной на Луну,
лететь.

— А что там делать?

— Облака будем лепить. Сиреневые.— Панда
мечтательно прикрыла глаза.— Представляете? На
желтом-желтом фоне Луны плывут сиреневые
облака… Ведь красиво же!

— Красиво. Только я того… летать необучен.

— Ну, летать – это не по деревьям лазить. Ты
попробуй — у тебя обязательно получится!

Коля попробовал… И сразу почувствовал, как
уперся спиной в горячую лампочку. На его вопль
кот на кухню примчался.

— Это кто? — спросила бамбуковая медведица.

— Кот Фара.

— Пригодится. И еще банку с вареньем захвати, —
распорядилась она. — Ну что, летим?!

В .воздухе, было свежо. Внизу быстро таяли
огни города. — «Жаль, шапку не надел, — думал Коля.
– Простужусь еще!»

Мимо что-то пронеслось со свистом. Панда
фыркнула:

— Искусственный спутник. Их тут, как грибов…

Дальнейший полет проходил нормально. Уже перед
самой Луною, между небом и землей, показался
Сторож. Он там на вахте стоял с красным флажком.

— Заповедная зона! Пропуск есть?

— У меня абрикосовое варенье есть, — сказала панда.

— На службе не употребляю. А у Марала что?

— А у меня банка новая, без единой дырочки.

— Хорошо. – Сторож спрятал банку за пазуху. – Кот
с вами?

— С нами.

— Пролетайте! – И Сторож помахал вослед красным
флажком.

На Луну сели мягко. Сразу песок на зубах
захрустел, стало пыльно и чихать захотелось. Но
чихать нельзя – обратно можно улететь! Тут ведь
сила притяжения маленькая.

— Из чего облака будем лепить? – спрашивает Коля у
Панды.

— Из пара, разумеется. Только море найти надо. Там
вода на солнце испаряется, оттого и пара много.

— Где ж тут море найдешь?

— А где рыба водится, там и море. – Панда
повернулась к Фаре. – Ты кот – тебе и рыбу искать!

Фара оказался шустрым: умело след взял и мигом
рыбу обнаружил. Барахтается Луна-рыба в песке, а
уплыть никуда не может.

— Сейчас мы ее выловим, — обрадовалась Панда.

— Откуда вы меня, кхе-кхе, вылавливать собрались, —
кашляет Луна-рыба, — если море давно высохло?
Солнце-то эвон как жарит!

— Неужели без воды можно жить? – поражается Коля.

— Нельзя, — вздыхает рыба. – Да вот
приспособилась…

А Панда загрустила не на шутку:

— Из чего же нам теперь облака лепить? Пара-то нет.

— А вы их из пыли делайте, — опять кашляет
Луна-рыба. Тут этого добра, кхе-кхе, навалом. А
ежели вулкан какой разбудить, он вам столько пыли
начихает – своих не узнаете.

— Спасибо, рыбка ты наша лунная! – кричит Панда, а
сама уж Колю за руку тянет. – Бежим на обратную
сторону Луны! Там все черное.

— Зачем? И на передней стороне вулканов полно.

— Здесь пыль желтая. А кто на лунном фоне желтые
облака заметит? Надо из черной лепить.

— Из черной тучи получатся, а не облака. Никакой
красоты!

— Тучи на солнце быстро выгорят и сиреневыми
станут…

Спорить с Пандой бесполезно: она хоть и медведица
бамбуковая, а упрямая, как ослик.

Побежали они на обратную сторону Луны. Кот,
правда, остаться хотел, чтобы рыбу выловить, но
Панда и его с собой потащила.

Прибегают, а там темно – как ночью. Коля
интересуется:

— Вулкан на ощупь, что ли, искать будем?

— А кот у нас для чего? – удивляется Панда. – На то
он и Фара, чтоб светить всегда, светить везде…

— Это у него просто имя такое. А светить он не
умеет.

Но Панда уже котовью мордаху в темноту направила.
А у того глаза как вспыхнут зеленым – точно два
прожектора! Сразу вулкан высветили. Тут Коле от
неземного вида как-то не по себе сделалось. Сел он
на песок и произнес вдохновенно:

Здесь еще не ступало

Копыто Марала…

— Сейчас ступит, — пообещала Панда. – Не
стихи же сочинять мы сюда прилетели?

Вот подбегают они к вулкану. А от уж миллион лет
как спит. И даже свет зеленый ему не мешает.

— Никогда не будил вулканов, — говорит Коля.

— Я тоже, — ворчит Панда. – Но если его пощекотать
хорошенько, должен же он чихнуть хоть пару раз?

— Чем щекотать-то? Ни травинки, ни пушинки…

— Хвостом, — отвечает Панда. – Мой коротковат. А
вот у Фары… — И бедный кот опомниться не успел,
как хвост его в кратере вулкана очутился.

Фара от злости хвостом машет: туда-сюда,
туда-сюда… Ждать долго не пришлось! Вулкан
ка-а-ак чихнул! Коля еле успел кота из кратера
вытащить, а то бы он вместе с пылью в заоблачные
дали улетел.

А вулкан-то расчихался не на шутку: того и гляди,
буря пыльная начнется! Хорошо еще, на Луне ветра
не бывает. Там вообще воздуха нет. Пыль поэтому
стала в черные тучи собираться. И поползли эти
тучи на переднюю сторону Луны. А там их Солнце
сразу в сиреневые облака превратило. Ох, и
красиво же получилось!

— Ну? Каково? – прыгает Панда от восторга. – А на
Земле-то что будет завтра твориться! Ученые,
журналисты, общественность… Еще бы — на Луне
облака сиреневые обнаружили! Это же мировая
сенсация! — Панда с удовольствием потерла
меховые лапы. — А кто все устроил? А, Марал?.. То-то
же!

Коля сразу домой заторопился:

— Зёмля-то поворачивается. Залетишь так еще в
Америку какую-нибудь! А мне в школу к восьми.

Схватил он кота под мышку — и в обратный путь.
«Только бы,— думает,— в спутник искусственный не
врезаться…»

.Не успел Коля в окно влететь, лунную
пыль стряхнуть, как звонок в дверь. На пороге
сосед взволнованный.

— Вы еще не читали? — трясет он детским журналом
«Трамвай».— Мировая сенсация! На Луне облака
обнаружили!

— Сиреневые?

— Натурально!

— Нет, не читал,— честно признается Коля.

Сосед машет рукой и барабанит в дверь напротив. А
Коля выходит на улицу. Народу там — как в
праздник. И все почему-то вверх глазеют. Хотя
никакого салюта нет.

— Что происходит, товарищ? — спрашивает он у
прохожего.

— Ты что, с луны свалился? — удивляется прохожий.
А сам ликует: «Да здравствуют сиреневые облака!»

И все вокруг хором подхватывают:

—Да здрав-ству-ют си-ре-не-…

На перекрестке дорог Сторож стоит с красным
флажком, бинокль в небо нацелил.

— Что вы там высматриваете?

— Естественный спутник Земли! — докладывает
Сторож.— Проще говоря, Луну.

— Так не видно же…

— А вдруг покажется?

 

И тогда Коля идет к газетному киоску и
покупает у Марьи Степановны журнал «ТРАМВАЙ».
Чтобы прочитать о сиреневых облаках, которые на
Луне обнаружили. Мировая сенсация все-таки!

«У меня зазвонил телефон.

— Кто говорит?..»

Ну, это все знают: Слон (который любит шоколад).

А вот наш Слон – особенный. Потому что это

Слон-Люябщий-Отвечать-На…

Только не спрашивайте: «На что?» А лучше
пришлите ему свой самый неожиданный, самый
заковыристый, самый безответный вопрос.

Можно даже целое соревнование устроить. СЛОН
будет выбирать три самых интересных вопроса и
задавать всем ребятам. Пусть они попробуют
ответить на них
Самобытно-Лаконично-Остроумно-Находчиво. В
общем, ПОСМЕШНЕЕ и ПОКОРОЧЕ!

За самый лучший ответ присваивается звание
«Кавалер ТРЕХ слоников», за чуть похуже —
«Кавалер ДВУХ слоников» и за еще чуть-чуть
похуже—«Кавалер ОДНОГО слоника». Таков
отдельный тур. В следующем туре ребята получат
уже новые вопросы.

В конце соревнования СЛОН определит победителей.
Ими станут те, у кого в звании Кавалера окажется
БОЛЬШЕ ВСЕГО слоников.

А теперь — три вопроса 1-го тура:

1) ПОЧЕМУ, КОГДА ДУЕТ СИЛЬНЫЙ
ВЕТЕР, ВСЕГДА ЧТО-ТО СВИСТИТ?

Илья Еремеев, Ульяновская обл.

2) КАК НАУЧИТЬ КУЗНЕЧИКА ПЛАВАТЬ?

Даша Дубнова, 9 лет, Киев.

3) ОТКУДА БЕРУТСЯ МЫСЛИ?

Андрюша Иванов, 8 лет, Москва.

Посылая свои ответы, не забудьте указать
имя и фамилию, свой возраст, а также обратный
адрес. И поторопитесь — СЛОН ждать не любит!
Следующий тур состоится не так скоро: ведь СЛОН
должен будет прочитать все ваши письма, в которых
он надеется обнаружить и новые вопросы. Кстати,
за хороший вопрос. Присваивается дополнительно
еще ОДИН слоник.

Итак, соревнование началось.

Слон желает вам успехов!

 

* * * Ночью я летаю,Словно стрекоза.

Днем не получается

Ни-ког-да!..

Женя Сажнев, 5 лет, г. Краснодар

 

СМЕЛЫЙ КОНЬ

Есть конь у меня.

Он быстрый,

Он ловкий,

И он не боится

Вообще никого!..

Кроме мышки серой.

Настя Кудряшова, 10 лет, к. Севастополь

ПУСТЫНЯЯрко
солнышко красное светит,

И плывут облака над пустыней,

Там не дети, не дети, не дети,

А верблюды там бродят большие.

там снежинки, снежинки, снежинки

Над пустыней зимой не кружатся.

Лишь песчинки, песчинки, песчинки

Там горами, холмами ложатся.

Олеся Милованова, 11 лет, г. Кемерово

 

 

 

Олег Шпатов

Снежинки

«Я, капитан китобойного судна «Спрут» —
Джеймс Гиффорд сего дня 21 декабря 1839 года поймал
снежинку необычайного размера – 32 дюйма в
поперечнике.

Будучи растопленной, она дала два с половиной
стакана пресной воды!»

Конечно, таких снежинок не бывает. А
капитана Гиффорда я придумал сам. Зачем? А мне
было интересно: поверите вы или нет. На самом деле
снежинки бывают не крупнее полусантиметра. Но до
чего же они красивы и разнообразны!

Один американский натуралист много лет
фотографировал снежинки через микроскоп, а потом
издал альбом, содержащий четыре тысячи портретов
этих хрупких созданий.

Что же такое снежинки? Это кристаллы
льда, точнее, сростки простейших кристалликов
льда — иголочек и пластинок. Высоко в небе зимой
плавают перистые облака, состоящие из множества
таких кристалликов. Они растут, превращаются в
снежинки, тяжелеют — и целыми стаями
устремляются вниз. Идет снег.

Снежинка — очень нежное, капризное создание.
Малейшее изменение температуры, ветра или
влажности влияет на ее размер и «телосложение».
Например, если дует влажный ветер, снежинки
слегка подтаивают по концам и слепляются при
полете в хлопья.

По форме снежинок метеорологи научились даже
предсказывать погоду на завтра. Откуда же
берутся кристаллики льда в облаках? Они
образуются из водяного пара. Помните, как в
холодную погоду намерзает иней на воротнике или
на варежке, если на нее подышать? А лет двести
назад в Петербурге произошел такой случай. В
одном из богатых домов шел бал. Народу было так
много, так, что называется, надышали, что от жары и
от духоты дамы стали падать в обморок. Тогда один
кавалер шпагой вышиб стекло в окне (форточек в то
время не делали). От ворвавшегося морозного
воздуха во всем помещении густыми хлопьями пошел
снег. А за окном снега не было!

Вы думаете, это небывальщина? Нет, этот случай
описан в газете — в «Санкт-Петербургских
ведомостях» за 1773 год.

А если хотите небывальщину, то вот вам отрывок из
письма Льюиса Кэррола, автора знаменитой сказки
«Алиса в стране чудес»:

«У нас стоит такая ужасная жара, что я
совсем ослабел и не могу даже держать в руке перо,
а если бы и мог, то толку все равно было бы мало:
все чернила испарились и превратились в черное
облако. Оно плавало по комнате, пачкая стены и
потолок так, что на них не оставалось ни одного
светлого пятнышка. Сегодня стало несколько
прохладнее, и немного чернил выпало на дне
чернильницы в виде черного снега».

Сейчас зима, и на улице, может быть, идет
снег. Выйдите и поймайте на ладонь несколько
снежинок. Давайте ими любоваться восхищаться!

Правда, так поступал и Кай из сказки
«Снежная королева». Андерсен с подозрением
относится к этому занятию. Он намекает нам на то,
что Кай увлекся холодными снежинками вообще
математикой из-за того, что в его сердце попал
осколок злого зеркала троллей.

«И забавы его стали теперь совсем иными, такими
мудреными. Раз зимою, когда перепархивал снежок,
он явился с большим зажигальным стеклом и
подставил под снег полу своей синей куртки.

— Погляди в стекло, Герда — сказал он.— Видишь,
как искусно сделано! Это куда интереснее
настоящих цветов! И какая точность! Ни единой
неправильной линии!..»

(Перечитай это место в «Снежной королеве». Какую
ошибку допустил Андерсен в описании снежинок?)

Можно понять великого сказочника в его недоверии
к чистой математике, к знанию, не согретому
теплом человеческого сердца. И все-таки Ганс
Христиан не совсем прав. Даже таблицу умножения,
даже знание четырех действий арифметики («да еще
с дробями»!) умудрился он поставить в вину Каю.

А между тем ни в любознательности, ни в
увлечении математикой ничего плохого нет. Есть
множество черствых людей, абсолютно не
обремененных знанием алгебры. И наоборот, есть
немало людей, чьи сердца совсем не зачерствели от
занятий наукой. Зачем далеко ходить за примерами?
Вот хотя бы Льюис Кэррол — был математиком,
любителем мудреных задач и парадоксов, а в то же
время — замечательным сказочником и фантазером.

В снежинках сокрыта великая тайна. В самом деле,
не волшебно ли это, не удивительно ли: пар из
чайника, из лохани с бельем, дым из труб — все это
лохматое и бесформенное, поднявшись наверх, в
облака и претерпев какое-то превращение,
сыплется к нам обратно не бесформенными комками,
не скучной Пылью, а в виде кружевных
шестиугольных кристаллов.

Как будто сама Природа хочет намекнуть
нам, что в основе ее лежат не хаос, не беспорядок,
а какие-то очень точные и красивые
математические законы.

Для тех, кто не читал Тихий Дон бесплатно скачать. Книга Шолохова в формате аудио, расскажет о жизни донского казачества во время войны.


Комментарии:

Оставить комментарий